Москва            Прага              Санкт-Петербург            Екатеринбург            Новосибирск            Омск
+ 7 (495) 741-35-91
27 сен 2016
Типовые проекты Адвокаты по спорам с таможенными органами отменяют решение Шереметьевской таможни

Адвокаты по спорам с таможенными органами коллегии “Кученев Лопушанский и партнеры” более 20 лет защищают права клиентов оспаривая решения таможенных органов, в судах первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций.

Наши таможенные адвокаты имеют один из самых высоких показателей выигранных таможенных споров более 94 % по делам об обжаловании:

  • постановлений по делам об административных правонарушениях;
  • решений таможенных органов о классификации товаров по коду ТН ВЭД; 
  • решений таможенных органов о корректировке таможенной стоимости товара;
  • требований об уплате таможенных платежей;
  • решений таможенных органов об отказе в возврате излишне уплаченных таможенных платежей;
  • приостановки выпуска товара;
  • камеральных и выездных таможенных проверок;
  • ареста груза или товара. 

Некоторые особенности таможенных споров иллюстрируют приведенные ниже выдержки из выигранного у Шереметьевской таможни дела.

 

ТАМОЖЕННЫЙ СПОР 

Дело № А 41-21057/13 

Закрытое акционерное общество «NEC Нева Коммуникационные системы» (далее – общество) обратилось к адвокатам по спорам с таможенными органами для подготовки и подачи в Арбитражный суд Московской области  заявления к Шереметьевской таможне (далее – таможня) о признании незаконными решений таможни от 20.02.2013 о корректировке таможенной стоимости товаров, принятых в форме КТС и ДТС-2, по декларациям на товары No…(далее – ДТ), а также о признании недействительными требований таможни No 148/1, 149/1, 150/1, 151/1,152/1, 153/1, 154/1, 155/1, 156/1, 157/1 об уплате таможенных платежей.

Решением Арбитражного суда Московской области в удовлетворении требований было отказано.

В апелляционной жалобе адвокаты по спорам с таможенными органами указали на несоответствие выводов суда первой инстанции обстоятельствам дела, неполное выяснение судом обстоятельств по делу, неправильное применение им норм права, и просили решение суда первой инстанции отменить, и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

Еще на стадии изучения материалов дела, адвокаты по спорам с таможенными органами установили, что на основании договора поставки No NNC/… (далее – договор) и дополнительного соглашения No 1 к нему, заключенных между обществом и японской компанией «NEC Cоrporation» (далее – компания), на территорию Российской Федерации был ввезены товары – «базовые цифровые радиолинейные станции для беспроводных сетей связи и их части».

ЗАО «NEC НКС» с целью помещения товара под таможенную процедуру «выпуск для внутреннего потребления» подало через таможенного представителя необходимые документы.

Таможенному органу было представлено неисключительное лицензионное соглашение об использовании товарного знака на объекты интеллектуальной собственности, заключенное обществом с компанией (далее – лицензионный соглашение), в соответствии с которым компания (лицензиар) предоставила обществу (лицензиату) неисключительную лицензию на использование объектов исключительных прав. В приложениях к лицензионному соглашению указаны защищаемые товарные знаки лицензиара, (в том числе товарный знак «NEC», номер регистрации…) и защищаемые патенты лицензиара.

Заявленная в ДТ таможенная стоимость товаров определена по стоимости сделки в соответствии со статьей 4 Соглашения между Правительством Российской Федерации, Правительством Республики Беларусь, Правительством Республики Казахстан от 25.01.2008 «Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу ТС» (далее – Соглашение), и заявлена в декларациях таможенной стоимости (ДТС-1).

В ходе проверки таможня установила, что в рамках договора обществом также производились платежи за полученные по каналам Интернет софт ключи. Общество представило таможне документы (коммерческие инвойсы и акты сдачи-приемки), подтверждающие осуществление расчета в адрес компании за передачу по каналу Интернет софт ключей.

В связи с этим таможня приняла десять решений от 05.02.2013 о корректировке таможенной стоимости товаров по ДТ – No … (товар…), в которых указала, что заявленные в ДТ сведения по таможенной стоимости товаров, в нарушение требований пункта 3 статьи 2 Соглашения и пункта 4 статьи 65 Таможенного кодекса Таможенного Союза (далее – ТК ТС), не являются количественно определенными и документально подтвержденными. По мнению таможни, в нарушение подпункта 7 пункта 1 статьи 5 Соглашения при определении таможенной стоимости товаров задекларированных по ДТ к цене фактически уплаченной или подлежащей уплате не были дополнительно начислены платежи за использование объектов интеллектуальной собственности (софт ключи).

После этого таможня скорректировала таможенную стоимость указанных товаров, заявленных в ДТ, решениями по формам КТС и ДТС-2.

На основании данных решений таможня выставила обществу требования об уплате таможенных платежей No 148/1, 149/1, 150/1, 151/1,152/1, 153/1, 154/1, 155/1, 156/1, 157/1.

Не согласившись с таможней, общество оспорило ее решения и требования в судебном порядке.

Отказывая в удовлетворении требований общества, суд первой инстанции признал их необоснованными.

Однако, адвокаты по спорам с таможенными органами исследовав правильность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права, пришли к выводу о том, что есть основания и правовая позиция для удовлетворения апелляционной жалобы, отмене решения суда первой инстанции с принятием по делу нового судебного акта в пользу ЗАО «NEC Нева Коммуникационные системы».

Обосновывая свою позицию адвокаты по спорам с таможенными органами указывали на то, что всилу пункта 1 статьи 64 Таможенного кодекса Таможенного Союза (далее – ТК ТС) таможенная стоимость товаров, ввозимых на таможенную территорию таможенного союза, определяется в соответствии с международным договором государств – членов таможенного союза, регулирующим вопросы определения таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу.

Согласно пункту 1 статьи 4 Соглашения таможенной стоимостью товаров, ввозимых на таможенную территорию Таможенного союза, является стоимость сделки с ними, то есть цена, фактически уплаченная или подлежащая уплате за эти товары при их продаже для вывоза на таможенную территорию Таможенного союза и дополненная в соответствии с положениями статьи 5 Соглашения.

В силу подпункта 7 пункта 1 статьи 5 Соглашения при определении таможенной стоимости ввозимых товаров по стоимости сделки с ними к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате за эти товары, добавляются лицензионные и иные подобные платежи за использование объектов интеллектуальной собственности (включая платежи за патенты, товарные знаки, авторские права), которые относятся к оцениваемым (ввозимым) товарам и которые прямо или косвенно произвел или должен произвести покупатель в качестве условия продажи оцениваемых товаров, в размере, не включенном в цену, фактически уплаченную или подлежащую уплате за эти товары.

Согласно пункту 1.1 договора и дополнительному соглашению No 1 к нему компания обязалась произвести и поставить на условиях CIP Москва/Санкт- Петербург/Владивосток в соответствии с «Инкотермс-2000» оборудование и программное обеспечение, а общество обязалось принять и оплатить данный товар; при этом программное обеспечение и ключи к программному обеспечению могут также поставляться посредством передачи по каналам Интернет.

Кроме того, адвокаты по спорам с таможенными органами обратили внимание суда на следующие обстоятельства. Письмом от 20.11.2013 компания, выступающая производителем и продавцом товаров подтвердила, что софт-ключи не являются объектами интеллектуальной собственности, оплата их оплата покупателем не является платежом за объект интеллектуальной собственности. Услуга по софт-ключам не является обязательным условием продажи оборудования и программного обеспечения, так как софт-ключи заказывает пользователь исходя из своих потребностей в активации тех или иных функций в том или ином объеме. Покупатель вправе беспрепятственно покупать товары и продавать их на территории Российской Федерации без заказа софт-ключей. Софт- ключ используется для активации предустановленных в оборудовании функций. Пользователь оборудования может заказывать услугу но активации одной и той же функции неоднократно если ему необходимо использовать ту же функцию, но с другими параметрами. По договору (No NNC/…) продавец поставляет товар и оказывает услуги технического содействия по работе поставленного оборудования; в товар входит оборудование и программное обеспечение, лицензионные платежи за использование оборудования с программным обеспечением с товарным знаком «NEC» общество как покупатель уплачивает по неисключительному лицензионному соглашению; под обозначением «лицензия» в пункте 7 договора понимается заказ на товар, то есть на оборудование и программное обеспечение, термин «лицензия» продавец применяет условно вместо термина «заказ» в контексте оформления заказа на товар вместе с программным обеспечением. Вопросы лицензионных платежей решены в неисключительном лицензионном соглашении.

В соответствии со статьей 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

Из толкования договора поставки в совокупности с лицензионным соглашением и письмом продавца от 20.11.2013 и смысла, придаваемого сторонами договору, по мнению адвокатов по спорам с таможенными органами следует, что слово «лицензия» упоминается в ином значении и не означает того, что плата за софт- ключи относится к лицензионным платежам.

Софт-ключи не являются интеллектуальной собственностью, так как генерируются не человеком, а машиной путем подбора произвольного сочетания цифр и символов (в то время как интеллектуальная собственность создается умственной деятельностью человека и имеет материальное выражение в той или иной форме). Такой набор цифр и символов (составляющий софт-ключи) в принципе не может быть признан объектом интеллектуальной собственности.

Кроме того, созданный код (набор цифр и символов) создается и потребляется покупателем однократно в момент его получения. Лицензированного (зарегистрированного) товарного знака софт-ключи не содержат.

В соответствии с пунктом 2 статьи 5 Соглашения таможенная стоимость оцениваемых товаров не должна включать расходы на производимые после прибытия товаров на единую таможенную территорию таможенного союза строительство, возведение, сборку, монтаж, обслуживание или оказание технического содействия в отношении таких товаров как машины или оборудование.

При этом, как отмечали адвокаты по спорам с таможенными органами, ссылка суда первой инстанции на положения пункта 2 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации в данном случае является необоснованной, поскольку софт-ключи не являются программой для ЭВМ, а также не относятся ни к одному из видов прав, указанных в данной норме. Кроме того, в законе прямо указано, что передача прав производится на основании лицензионного договора, а в данном случае между сторонами заключено лицензионное соглашение только на использование товарного знака, которого на софт-ключах нет и не может быть в силу его не материальной природы.

Платежи за использование объектов интеллектуальной собственности предусмотрены неисключительным лицензионным соглашением, которым установлено вознаграждение за использование лицензированного товарного знака «NEC».

Пунктом 1 раздела 3 неисключительного лицензионного соглашения установлено, что в качестве вознаграждения за предоставление лицензии компания выплачивает лицензиару лицензионные платежи в сумме, исчисляемой по формуле: …% от суммы валовой выручки компании от продаж клиентам, кроме NEC плюс …% от общей суммы валовой выручки компании от продаж.

Как следует из приложения «D» к лицензионному соглашению, софт-ключи не входят в перечень охраняемых правообладателем прав на товарный знак.

Таким образом, подчеркивали адвокаты по спорам с таможенными органами у общества не имелось оснований для включения стоимости софт- ключей в таможенную стоимость товаров (базовых цифровых радиолинейных станций для беспроводных сетей связи и их частей) в качестве лицензионных платежей. Само программное обеспечение, лицензию на которое приобрело общество по договору и для удобства пользования которым предназначены софт-ключи, не ввозилась по ДТ, а было предоставлено обществу по средствам канала интернет.

В данном случае общество представило все необходимое документальное подтверждение совершения рассматриваемой сделки – документы, выражающие содержание сделки, ценовую информацию, относящуюся к количественно определенным характеристикам товаров (базовые цифровые радиолинейные станции для беспроводных сетей связи и их части), информации об условиях их поставки и оплаты. При таких обстоятельствах, полагали адвокаты по спорам с таможенными органами, требования об оспаривании корректировки таможенной стоимости товаров и выданных на ее основании требований об уплате таможенных платежей подлежали удовлетворению.

Кроме того, апелляционным судом были признаны правомерными возражения адвокатов по спорам с таможенными органами против доводов таможни, заявленных в судебном заседании в дополнение оснований, указанных в решениях таможни, потому, что из положений главы 24 АПК РФ, регламентирующих рассмотрение дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, следует, что проверка решений и требований таможни как ненормативных правовых актов на предмет соответствия закону осуществляется по основаниям принятия таких актов с учетом их содержания: в данном случае в качестве основания для корректировки таможня в своих решениях указала на то, что платежи за использование объектов интеллектуальной собственности (софт-ключи) не были учтены в заявленной в ДТ таможенной стоимости товаров (базовых цифровых радиолинейных станций для беспроводных сетей связи и их частей), что было предметом оценки апелляционного суда. 

В результате тщательно проработанной и подготовленной правовой позиции решение Арбитражного суда Московской области было адвокатами отменено.

Заявленные адвокатами требования суд удовлетворил: решения Шереметьевской таможни о корректировке таможенной стоимости товаров, принятые в форме КТС и ДТС-2 к ДТ суд признал незаконными, требования Шереметьевской таможни об уплате таможенных платежей суд признал недействительными.